бесплатно рефераты

бесплатно рефераты

 
 
бесплатно рефераты бесплатно рефераты

Меню

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) бесплатно рефераты

оригинала и не добивается адекватного воздействия на читателей. Получается,

что переводчик вскрыл системные связи между словами, правильно связал слова в

образы, но передал их в какой-то другой, отличной от Шекспира форме.

Наверное, это можно объяснить тем, что перевод сделан великим поэтом, хорошо

знающим традиции русского языка, имеющим опыт нескольких поколений мыслителей

и писателей. Великий поэт неизбежно нарисует свои образы, вкропит их в

элементы ТО. Если не отражаются элементы системы, то и часть дискурса будет

не раскрыта, не проработана.

Посмотрим, какие трансформации использовал автор перевода:

1). Добавления – 3-я строка полностью; в 7-ой строке есть добавления.

2). Перестановки – очень много; порядок элементов образного строя не

сохраняется.

3). Опущения – довольно много: consecrate, the prey of worms, but be

contented, the coward conquest of a wretch’s knife, the worth.

Итак, переводческая компетенция таких выдающихся поэтов, как Б.Л. Пастернак и

С.Я. Маршак очень высокая, об этом свидетельствуют их переводы,

завораживающие своей красотой и притягивающие взгляд читателей. Они способны

снимать диссонанс в полном когнитивном пространстве. Об этом свидетельствует

одно высказывание Б.Л. Пастернака о его работе над переводами Шекспира:

«Переводить Шекспира – работа, требующая труда и времени. Это каждодневное

движение по тексту ставит переводчика в былые положения автора. Он день за

днем воспроизводит движения, однажды проделанные великим прообразом. Не в

теории, а на деле сближается с некоторыми тайнами автора, ощутимо в них

посвящается». [39, с.178]. Нельзя сблизиться с тайнами автора, не проработав

текст на уровне дискурса, речи и тем более языка. Мы видели, что переводчику

это вполне удалось

С.Я. Маршак учитывает две переводческие интенции («соответствовать структуре»

и «соответствовать цели») и делает анализ на уровне вербальных коммуникаций –

дискурса и текста. Маршак – поэт превалирует над Маршаком – переводчиком, и

он выстраивает свои образы, достойные восхваления, но отличные от образов

Шекспира. Так, Андрей Зорин [40, с. 284] приводит цитату из одной статьи,

вышедшей в 1969 году: «Спокойный, величественный, уравновешенный и мудрый

поэт русских сонетов отличается от неистового, неистощимого, блистательного и

страстного поэта английских сонетов».

Б. Кушнер пытается быть ближе оригиналу и переводит слова, передает стиль

подлинника, не заботясь о ясности русского языка. В результате, мысль

понятна, но слух режут слова, не совсем адекватные для русской речи.

Адекватный перевод возможен только при анализе дискурса, текста, системных

связей слов.

II. 3. Особенности переводов 73-го сонета Шекспира

II.3.1. Коммуникативное намерение и особенности языка и стиля Шекспира в 73-

ем сонете

Текст 73-го сонета находится в приложении № 10.

Рассмотрим коммуникативное намерение автора, какие средства помогли ему

донести его до читателей. Семантически, тематически и стилистически наиболее

существенными являются повторяющиеся в тексте значения; в плане обозначающего

особенно важны редкие слова и слова, выступающие в необычных сочетаниях. Для

раскрытия содержания мы будем рассматривать семантическую структуру, то есть

лексико-семантические варианты, тематическую принадлежность, коннотации и

ассоциации слов, обращая особое внимание на повторяющиеся значения и редкие

слова.

Первая строчка раскрывает тему сонета: он рассказывает о последовательной смене

времени года, времени суток и последовательном течение человеческой жизни.

Слово «time» проходит через весь сонет, сочетаясь, с одной стороны, со словами,

обозначающими увядание природы, с другой стороны, оно относится к рассказу об

угасании человеческой жизни. Тема времени повторяется в словах: year, day,

youth, night, sunset. Мы обнаруживаем лексические связи слова «time» с

последующими словами. Шекспир рисует осенний пейзаж, мерцание сумерек,

предвосхищающих темную ночь, угасающий огонь – все это последовательные картины

действия времени – оно движется вперед: осень (желтые листья), то есть

день – сумерки – темная ночь – сон (двойник смерти).

Слова второй строки вводят тему природы: yellow leaves. Слов этой группы в

дальнейшем много: boughs, cold, cold, bare, birds. Е.Ю. Куницына [25, с.104]

отмечает, что образы, связанные с природой, являются наиболее

распространенными в произведениях Шекспира. Оказывается, образ yellow leaf

встречается еще в одном произведении Шекспира и принадлежит самому поэтичному

его персонажу – Макбету. Макбет ассоциирует старость с желтым листом – это

один из наиболее емких образов поэта.

То, что в сонете говорится об угасании жизни, мы определяем по словам,

которые несут значение законченности, конца, последнего срока: yellow leaves

– желтые листья (жизнь их коротка), ruin’d choirs – разрушенные церковные

хоры, boughs which shake against the cold – ветви, дрожащие от холода

(вызывают ощущения жалости, тоски), twilight – сумерки (переход от светлого к

темному – от жизни к смерти), sunset – заход солнца (снова жизнь уходит),

black night – темная ночь, death’s second self - здесь, вообще, слово

«смерть» проговаривается, ashes – пепел (то, что остается от когда-то

крепкого дерева, то есть жизнь угасает по мере того, как уходят силы

молодости). То, что жизнь уходит, мы узнаем из глаголов: hang, shake, fade,

seal up, expire, take away, leave.

Мы наблюдаем общие компоненты в семном составе значений слов и в коннотациях.

Обратимся к редким словам и необычным сочетаниям. Во-первых, в сонете много

повторов: thou mayst in me behold (1-ая строка), in me thou see (5-ая

строка), in me thou see’st (9-ая строка). Но зачем поэт в первой строке

употребил слово «behold» вместо обычного глагола «see»? Вероятно, он хочет

сделать на этом слове логическое ударение и подчеркнуть его. Во всех повторах

употребляется необычный порядок слов, то есть инверсия – это придает особую

выразительность речи поэта. Подлежащие, следующее в результате нарушенного

порядка слов за сказуемым, оказываются выделенными и получают коннотации

эмоциональности. К предметно-логической информации ничего не добавлено этими

повторами, но внимание читателей обращается на то, как происходит процесс

увядания.

В данном случае повтор является анафорическим (in me thou see’st), так как

повторяющиеся элементы расположены в начале строки. Повтор лексических

значений представлен синонимами: behold, see и preceive. Повтор объединяет в

одно целое перечисление элементов природы. За этими повторами, охватывающими

весь сонет, то есть три его катрена, следуют образы угасания жизни. В конце

каждого из трех катренов представлены образы, связанные с их началом. В

первом катрене, начинающемся с желтых листьев, логически завершают катрен

голые ветви деревьев. Второй катрен начинается с сумерек жизни и

заканчивается темной ночью, в которую приходит сон, как двойник смерти. И

третий катрен говорит о пепле, на котором гаснет огонь; пепел подобен

смертному одру (the death-bed). Получается, что образы, нарисованные в начале

каждого катрена, логически завершены в его конце, и сонет, начинающийся с

описания осени, заканчивается угасанием жизни, так как слово «смерть», в

конце концов, произносится.

Поведем итог сказанному. Итак, основная тема сонета – угасание жизни,

размышления о смерти. Образы осеннего пейзажа, мерцающих сумерек, темной ночи

и угасающего огня создают поэтическую картину увядания человеческой жизни.

Сонет рассматривают как пример высокого поэтического мастерства Шекспира.

Язык его высоко метафоричен. Шекспир нашел три образа (осень, сумерки,

угасающий огонь), которые разворачивают перед нами картину грусти, так как

жизнь уходит. И снова то, что волнует поэта в жизни, вплетается в его стихи.

«Bare ruin’d choirs, where late the sweet birds sang» - поэт ведет речь о

разрушенных церковных хорах, которые напоминают сплетенные вверху в виде арок

ветви огромных деревьев. Оказывается, что в Англии XVI в. происходил процесс

секуляризации типичной картиной того времени, и это заставило Шекспира

сравнить голые осенние ветки со сводами готических разрушенных храмов.

Стремление к эмоциональной экспрессивности приводит к обилию инверсии. Поэт

использует предложения с придаточными, которые поддержаны анафорой. Структуры

с придаточными предложениями, вводимыми словами: when, as, which, that

позволяют раскрыть процесс угасания жизни в достаточно коротком произведении.

Рассмотрим сонет с точки зрения использованных фонетических средств.

Общая фонетическая окраска текста создается выделяющимися на общем фоне

повторами. Повторы, кроме их функции, которую мы уже отметили, выполняют и

ритмическую функцию. Ощущение грусти, ожидание кончины создается образами и

ассоциациями со смертью, но и на фонетическом уровне эти ассоциации

поддерживаются частыми повторениями звуков [d], [t], [s] = time, behold,

boughs, cold, sweet, see, twilight, such, second, death, bed, must, strong и

так далее. Создается минорная тональность звучания.

И в конце, мы хотели бы в схематичном виде показать все элементы образной

системы Шекспира, для того, чтобы в дальнейшем сравнивать ее со схемами,

которые получатся у нас при анализе переводов 73-го сонета. Схема эта удобна,

потому что сразу будет видно, какой элемент образа утратил тот или иной

перевод.

1-ый катрен 2-ой катрен

3-ий катрен

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) желтые листья - yellow leaves

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) сумерки – twilight

огонь –fire

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира)

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) голые ветки – boughs

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) заход солнца – sunset

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) пепел – ashes

опустошение – ruin

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) темная ночь – black night

смертный одр – the death-bed
сон (смерть) – Death’s second self

Если мы сведем все эти элементы трех катренов в один, у нас получится

следующая схема:

Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира) Диплом: Способы выравнивания когнитивного диссонанса в переводе поэтических произведений (на материале сонетов Шекспира)

День Сумерки Ночь Сон (двойник смерти)

Смертный одр

II.3.2. Методы уменьшения когнитивного диссонанса в переводе Н. Гербеля

Рассмотрим 73-ий сонет в переводе Н. Гербеля (текст его перевода находится в

приложении № 11).

Этому переводчику принадлежит заслуга первого полного издания переводов

сонетов. В 1865 – 1868 г. Н. Гербель подготовил первое в России полное

собрание драматических произведений Шекспира. Именно он по-настоящему

познакомил русского читателя с сонетами. Проанализируем сонет с точки зрения

содержания, а именно рассмотрим лексико-семантическую структуру сонета, его

композицию.

Перевод состоит из трех катренов и заключительного куплета, которые так же,

как в ТО передают картину увядания. Первый катрен рисует осеннюю непогоду. В

переводе исчезают «yellow leaves», которые в сонете являются показателем дня

(а это элемент образного ряда). Слово «желтые» по ассоциации связывается с

солнцем; «день» является первым образом в цепочке образов Шекспира, поскольку

далее идут «сумерки» и «ночь». Поэтому «желтые листья» убирать было

неправомерно. Шекспировский образ уходящей жизни в первом катрене передается

с помощью слов: shake, hang, boughs, bare, ruin’d choirs – все они

подразумевают и вызывают в подсознании тревожное состояние обреченности,

беззащитности, открытости всем бедам и напастям. Здесь, Шекспир, в маленьком

катрене описывает кусочек жизни, но сколько много труда вмещается: желтые

литья висят (человеческая жизнь теплится, но она скоро уйдет, как желтые

листья облетят с деревьев) – голые ветви (последние силы ушли от человека,

как облетели листья). Вот, только, что здесь пели песни птицы, а сейчас

разрушения, хаос, опустошение. У Н.Гербеля получилась такая картина: дерево

осталось с несколькими листочками, но и их скоро уже не будет, а еще совсем

недавно дерево было мощным, в тени ветвей его пели соловьи. Т.о, здесь мы

также ощущаем угасание – от крепкого стержня до постепенно исчезающих

жизненных сил. Мы видим в первой строчке и ключевое слово «time», только оно

трансформировалось в слово «пора», таким образом, переводчик начал вести свой

отсчет времени о том, как угасает жизнь. Шекспировские глаголы «hang» и

«shake» очень точные для передачи беспомощного состояния человека, который

чувствует близкую кончину и поэтому уже как бы «висит» между жизнью и смертью

и трясется от малейшего дуновения, потому что ждет, что оно и будет

последним. У Шекспира эти глаголы сочетаются с желтыми листьями и ветками, а

у переводчика с листьями сочетается лишь один глагол «бьется» - он очень

хорошо передает ситуацию; второго глагола в переводе нет. Правда, есть глагол

«щиплет», он сочетается со словом «непогода», то есть в переводе показано,

как внешние факторы действуют разрушительно, а не сам организм увядает.

Мы не видим в переводе намека на разрушенные церковные хоры, то есть никак не

отражается, во-первых, намек на разрушенные монастыри, во- вторых, на процесс

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10