бесплатно рефераты

бесплатно рефераты

 
 
бесплатно рефераты бесплатно рефераты

Меню

Диплом: Просторечные, разговорные слова и жаргорнизмы (на материале статей газеты Известия) бесплатно рефераты

"Последнее прибежище русского автолюбителя". В ней интернетовские сайты,

отведенные автолюбителям, уподобляются гаражу. Автор пишет: "Получив в свои

руки доступ к Интернету, он [автолюбитель] заботливо воссоздал в Сети

идеальный мужской мир большого, на много боксов, кооперативного гаража"

(Известия, 03.12.99).

Еще один все более распространяющийся вид игры с иноязычностью –

манипулирование двумя алфавитами, кириллическим и латинским – используется

как средство привлечения внимания, создание особой выразительности. Дискурс

приобретает черты диалогичности. Читатель из пассивного получателя текста

превращается в соавтора. Существуют разные варианты этого приема. Один –

написание русскими буквами иноязычных слов, не имеющих статуса термина или

хотя бы широко распространенного выражения, – привлекает особое внимание

читателя, интригует его. Например, слово дежавю.

Другой вид – совмещение в одном предложении русского и иноязычного текста,

написанного латиницей. Таков газетный заголовок: «От сохи до Bentley»

(Известия, 13.03.02. Р. Шидловский). Подобного рода трансформации и

совмещения широко распространены.

Все эти явления представляют собой следствия одного события – коренного

изменение исторической обстановки (распад СССР, стремление «догнать» Запад).

А ведь как нам известно, язык реагирует на все явления общественно-

политической жизни.

Примеры проникновения американизмов в прессу приведены в карточках, которые

прилагаются к данному диплому.

2. Способы увеличения экспрессивности публицистического текста в современных

газетах

Как мы уже отмечали, поток информации в современном обществе огромен.

Возникает потребность в правильной и оперативной информации. Эти качества

могут достигаться только путем стандартизации языка. Однако, при подобных

процессах для выделения наиболее значимой информации (особенной в

публицистическом тексте) авторам приходится прибегать к различным видам

увеличения экспрессивности текста. Язык публикаций и статей в связи с этим

претерпевает изменения.

С точки зрения знакового продукта («слов, которыми говорится»), газетную

коммуникацию при всем ее фактическом речевом многообразии следует

рассматривать как набор противопоставляемых экспрессивных и стандартизованных

элементов. При этом их маркированность и нейтральность может существенно

отходить от аналогичного общеязыкового противопоставления; она конструктивна

и, соответственно, прямолинейна. Газетный текст в этом смысле синкретичен,

пользуется без ограничений «всем языком».

Разбиение средств выражения производится, естественно, по одному критерию, а

не по привычным языковедческим нормам лексико-семантических групп, типов

словосочетаний, даже многогранных и сложных экспрессивно-стилистических

окрасок, закрепленных в языке функционально-стилевых слоев. Т.е. достижение

экспрессивности в газетной статье достигается нестандартными путями.

Семиотический аспект газетного языка вообще зависит от того, насколько данная

система и организация знаков удовлетворяет нужды газетной коммуникации, и

потому не может замкнуться, скажем, в рамках одного стиля. Рассматриваемые

обстоятельства и выливаются в общие ориентации на стандарт изложения

информации в газете и экспрессию, пронизывающие газетный язык, захватывающие

его внешние, а отчасти и внутриструктурные уровни, воздействуя таким образом

и на литературный язык в целом.

В этом смысле можно провести, разумеется, в высшей степени условную параллель

между газетным языком и другими «языками» внутри единого русского языка, с

одной стороны и между действительно разными языками, с другой: ведь как

отмечают многие исследователи данного вопроса, различия между языковыми

системами начинаются там, где выступают разные способы сегментации

внеязыковой действительности с помощью языковых средств. Видимо, этим

объясняется отмечаемый исследователями факт несомненного сближения «языка»

массовой коммуникации в разных языках: оно обусловливается одинаковым

элементом - окружающей нас действительностью и одинаковой прагматической

направленностью массовой информации.

Итак, любой журналист настроен на поиск экспрессии. Экспрессия, как уже

было отмечено выше, представляет собой слова, увеличивающие выразительность

письменной речи.

Многие ученые предлагают различные классификации экспрессивной лексики.

Рассмотрим наиболее ранние из них.

В статье Е. М. Галкиной-Федорук (1958) выделено три группы эмоциональной

(экспрессивной) лексики:

1) слова, выражающие чувства, переживаемые самим говорящим {отвращение,

брезгливость, злость, любовь, ненависть и т. п.); 2) слова, выражающие

лексическую оценку явления с точки зрения говорящего (добрый, злой,

жестокий и т. п.);

3) слова, в которых понятие о чувстве обозначается не лексически, а посредством

суффиксов или приставок эмоциональной оценки (цветочек, разудаленький,

здоровущий и т. п.).

В статье О. Н. Пономаревой (1967) говорится о трех лексических разрядах с

точки зрения выражения чувств и настроений: междометиях, служебных словах и

эмоционально окрашенной лексике, выражающей чувства вместе с понятийным

содержанием.

Роль экспрессии в газетном языке нельзя сводить к задаче компенсирования

повышения силы воздействия; суть надежности связи, эффективной передачи и

информации, и убеждения именно в одновременном параллельном действии системы

различных воздействий. Применительно к языку следует говорить об органичном и

постоянном совмещении и переплетении экспрессивного и нейтрального начал,

которые к тому же редко выступают только разными способами передачи одного и

того же содержания и связываются обычно с его видоизменениями. Однако надо

учесть, что излишняя экспрессивность текста может послужить причиной

неадекватного восприятия излагаемой информации читателем.

Именно экспрессивность отличает газетный язык от других разновидностей

литературного языка, обслуживающих иные совокупности социальных сфер и

ситуаций общения (научный, деловой, поэтический и другие «языки»).

Последовательное, хотя очень различное и в разных комбинациях реализуемое

чередование экспрессии и нейтральности (так называемого стандарта), выступая

основным свойством газетного языка, обеспечивает надежное донесение до

читателя содержательно-информационной стороны с ее будничностью,

деловитостью, строгостью, однозначностью, интеллектуальной точностью и

воздействующе-организующей стороны с ее исключительностью, эмоциональностью,

даже сенсационностью.

К сожалению, от исследователей пока что скрыты некоторые механизмы

взаимодействия стандарта и экспрессии, что и приводит к нежелательным

противоречиям в теоретических работах и практических рекомендациях. Никак

нельзя, например, считать, что главное требование к газетному языку - вместить

возможно большее количество информации в возможно более сжатую

лексико-грамматическую структуру, ибо эта структура должна легко восприниматься

при быстром чтении про себя и иметь максимальное воздействие на получателя

речи. Сформулированные условия[10]

могут быть удовлетворены лишь равноправным и органичным сочетанием указанного

стремления с тяготением к экспрессии, которая на практике иногда закономерно

приводит к совершенно удивительной «развернутости» лексико грамматических

структур и целых композиций.

Лишь немногие авторы подходят, например, к стилистическим смешениям, если и не

как к достоинству, то как к естественному качеству газетного языка, показывая

его нежелательность лишь там, где оно внутренне не обосновано содержанием, не

несет собственно «газетной функции

[11]

Теперь необходимо отметить основные особенности лексических показателей

экспрессивности.

Основа, и, прежде всего, корень как главная ее часть, выступает в слове

носителем его лексического значения. К лексическим показателям

экспрессивности мы относим производные основы с разной степенью структурной

членимости и семантической мотивированности. Выделим несколько разновидностей

соотношения производной основы с производящей.

Экспрессивная лексика образуется от экспрессивных основ с помощью экспрессивных

суффиксов. Приведем примеры. Плетюха говорят о болтливом человеке

сплетнике (обычно женщине). Слово образовано от плести «болтать,

сплетничать». «Вот плетюха! Ты че плетешъ-то, чё плетёшь!». «Нету

ей веры от меня — она известная плетюха, чё попадя.

В этих словах показателем экспрессивности являются не столько суффиксы, сколько

производящие основы. Не будет преувеличением сказать, что экспрессивность

(отрицательная оценка) суффикса тускнеет на фоне экспрессивности производящей

основы. Сравним, например, говоруха - руха, моторуха, брехуха, плетюха,

в первом показателе экспрессивности выступает суффикс, в остальных — ос-(корень

и суффикс).

2.1 Стилистически окрашенные слова как один из методов увеличения

экспрессивности текста

Что приходит в тексты новейшего русского языка? Основной процесс связан с

перемещением лексических элементов из периферийных сфер языка в центр

системы. К таким элементам относятся жаргон, разговорные элементы,

просторечие. Они объединяются по признаку "сниженность" в сравнении с

нейтральным уровнем литературного языка. Данные элементы широко

употребительны и в языке газет, и в теле- и радиовещании, и в речи

образованных слоев населения. В 90-е годы их употребительность резко

возросла. Перечисленные группы слов являются стилистически окрашенными, т.е.

они являются очень яркими представителями того стиля, к которому относятся.

Отметим, что именно подобные категории слов позволяют увеличить

экспрессивность текста. В рассматриваемой нами газете «Известия» максимально

экспрессивными являются заметки в разделе «Новости» в колонке обозревателя.

Именно в них встречается максимальное количество разговорных, просторечных,

жаргонных слов. Именно использование этих слов придает тексту некую

критичность, ироничность или же резкость (если речь идет о злободневных

событиях). Именно через использование стилистически окрашенных слов читатель

наиболее ярко и четко представляет позицию автора.

Отметим также, что Земская Е.А. в своих исследованиях вводит термин общий

жаргон и относит его к стилистически окрашенным словам.

Термином "общий жаргон" называются жаргонизмы, используемые в средствах массовой

информации и в речи образованных слоев населения. К числу наиболее частотных

относятся такие слова, как разборка, зачистка, тусовка, крутой, ящик

(телевизор). Эти и подобные слова можно встретить почти в любом номере газеты,

каждый день услышать по телевизору. Слова общего жаргона собраны и

проанализированы в Словаре общего жаргона (далее СОЖ). Приведем иллюстрации из

материалов 1999 г. Элитная "Независимая газета" публикует рецензию на научное

издание стихотворений В. А. Жуковского под названием "Академический ужастик

" (НГ, 10.06.99). Жаргонизм ужастик (от слова ужас) называет

страшное произведение искусства (фильмы, рассказы и пр.).

А вот несколько жаргонизмов, относящихся к разным сферам жизни и не

зафиксированных в СОЖ:

"Банк России. выпустил собственные облигации, названные в кругах общественности

«бобрами»" (Время, 11.06.99).

Поставить на счетчик, включить счетчик – в криминальном мире: назначить

срок выплаты денег, по истечении которого неуплатившему грозит смерть или

другое жестокое наказание. В общем жаргоне смысл этого выражения расширяется:

"грозить применением санкций". Пример: заголовок "Россию ставят на счетчик.

Западные лидеры угрожают введением санкций" (Время, 08.12.99).

Шутливый рифмованный ответ-бессмыслица на вопрос "Почему?" – "По кочану"

(иногда с продолжением "и по (сырой) капусте"; преимущественно в речи

молодежи). Иллюстрация из газеты: "Почему мы все считаем в долларах, а таможня

– в дойчмарках и евро? Ответ ясен: по кочану" (Мир за неделю,

30.11.99).

Из жаргона компьютерщиков, о котором мы уже говорили выше, распространяются

слова: скачать – списать из Интернета; "бродилка" – от англ.

browser, программа просмотра файлов в Интернете; "искалка" – от англ.

searcher, букв. "искатель".

Разговорные и просторечные элементы менее широко включаются в современную

речь. Процесс включения подобных сниженных элементов в литературный текст

лингвисты нередко называли термином "демократизация языка".

Факты употребления сниженной лексики в речи литературно-говорящих людей и

средствах массовой информации многочисленны и разнообразны. Несколько примеров

из разговорной речи: ювелирка – ювелирная промышленность, обменник

– пункт обмена валюты, мобильник – мобильный телефон, боевики

террористы (чаще во мн. числе), силовик – руководитель силового

министерства, ведомства или крупного подразделения, дутик – дутая

куртка, оэртэшник – сотрудник телеканала ОРТ.

Значительная часть разговорных наименований – это суффиксальные

существительные, образованные на базе словосочетаний "прилагательное +

существительное", так называемые универбаты.

Народ постоянно создает иронические номинации для различных явлений повседневной

жизни. Так, куриные окорочка, которыми питается значительная часть российских

горожан, люди называют ножками Буша. Ср. газетный заголовок: «

Курочка Ряба против “ножек Буша”. Защита отечественного производителя может

ударить по общественному потребителю» (Изв., 06.03.96).

Просторечные, жаргонные и разговорные слова можно встретить в самых серьезных

текстах. В статье «Самозванные “патриоты” воюют против России» (Изв., 06.11.93)

находим: главарь-верзила, жаргонное название членов общества

"Память" – памятники. Поясним некоторые слова: ражий

прост. "крепкий, здоровый"; верзила – разг. "высокий, нескладный

человек".

Сниженные элементы могут выстраиваться в трехчленные синонимические ряды. Так,

нейтральная номинация пятиэтажный дом имеет три сниженных синонима:

пятиэтажка (разг.) – хрущевка (прост.) – хрущоба (жаргон).

Пятиэтажка – суффиксальный универбат, созданный на базе словосочетания;

хрущевка – производное с суфф. –к(а) от фамилии Хрущев (при котором

строили такие дома); хрущоба – каламбурное скрещение начальной части

фамилии Хрущев и конечной части слова трущоба. Иллюстрация –

газетный заголовок, в котором соседствуют два члена этого ряда: "Московский

проект реконструкции пятиэтажек медленно отмирает (заголовок). Лет

через десять "хрущевки" сами рассыплются" (подзаголовок; Сегодня,

28.12.96).

В языке конца XX в. из трех рассмотренных потоков сниженных элементов

наиболее сильный – жаргонный, наиболее слабый – просторечный.

Третий пласт: иноязычные элементы. Они широким потоком вливаются в тексты

современного языка. Это - прежде всего названия новых явлений, предметов,

понятий в политике, экономике, науке, быту, торговле, искусстве. Развитие

науки и техники, расширение экономических, политических, профессиональных и

личных контактов между жителями России и Западного мира способствуют

активизации взаимодействия между русским языком и западноевропейскими. Для

80–90-х годов характерен интенсивный процесс заимствования иностранных слов,

прежде всего английских, что уже было отмечено выше.

Одно из новейших заимствований: дефолт (англ. default) –

"невыполнение обязательств", "неплатежи". После финансового кризиса в августе

1998 г. это слово замелькало на страницах газет, его можно услышать по

телевидению, в устной речи. Приведем два совсем свежих примера из газет: "

Дефолт Москвы неизбежен" (Коммерсант, 03.12.99); "Российские банки после

дефолта прекратили покупать даже Шишкина с Айвазовским" (Время, 08.12.99).

Отмечу, что в России слово дефолт, как правило, употребляется без

всяких уточнений – нет указаний ни времени, ни места. Имеется в виду наш

российский дефолт августа 1998 г. Рассмотрим некоторые типические черты

протекания процесса заимствования. Каковы способы включения иноязычных слов в

русский текст? В русский текст могут включаться иноязычные слова, написанные,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7