бесплатно рефераты

бесплатно рефераты

 
 
бесплатно рефераты бесплатно рефераты

Меню

Сопоставление индивидуальных и возрастных кризисов у взрослого человека бесплатно рефераты

Для мужчин в это время характерна смена работы или изменение образа жизни, но их сосредоточенность на работе и карьере не меняется. Наиболее частым мотивом добровольного ухода с работы является неудовлетворенность именно работой: производственной обстановкой, напряженностью труда, заработной платой и т. д. Если неудовлетворенность работой возникает вследствие стремления добиться лучшего результата, то это только способствует совершенствованию самого работника.

У женщин во время кризиса 30-летия обычно меняются приоритеты, установленные в начале ранней взрослости. Женщин, ориентированных на замужество и воспитание детей, теперь в большей степени начинают привлекать профессиональные цели. В то же время те, кто отдавал свои силы работе, теперь, как правило, направляют их в лоно семьи и брака.

Переживая кризис тридцати лет, человек ищет возможность укрепления своей ниши во взрослой жизни, подтверждения своего статуса взрослого: он хочет иметь хорошую работу, он стремится к безопасности и стабильности. Человек еще уверен в том, что возможно полное воплощение надежд и чаяний, образующих «мечту», и усердно трудится для этого.

б) Кризис середины жизни

В начале пятого десятилетия жизни (может чуть раньше или поз-же) человек проходит через период критической самооценки и переоценки того, что было достигнуто в жизни к этому времен, анали-за аутентичности образа жизни: решаются проблемы морали; человек проходит через неудовлетворенность брачными отношения-ми, беспокойство о покидающих дом детях и недовольство уровнем служебного роста. Появляются первые признаки ухудшения здоровья, потери красоты и физической формы, отчуждения в семье и в отношениях с повзрослевшими детьми, приходит опасение, что ничего лучшего не получится в жизни, в карьере, в любви. Этот психологический феномен называют кризисом середины жизни (термин введен Левинсоном). Люди критически переоценивают свою жизнь, анализируют ее. Очень часто эта переоценка приводит к пониманию того, что «жизнь прошла бессмысленно и время уже потеряно».

Кризис среднего возраста связан со страхом старения и осознания того, что достигнутое иногда значительно меньше, чем предполага-лось, и является недолгим пиковым периодом, за которым следует по-степенное уменьшение физической силы и остроты ума. Человеку при-суща преувеличенная озабоченность собственным существованием и отношениями с окружающими. Физические признаки старения ста-новятся все очевиднее и переживаются индивидом как утрата красоты, привлекательности, физических сил и сексуальной энергии. Все это и на личностном и на социальном уровне оценивается негативно. Кроме того, у человека появляется и растет беспокойство, что он может ока-заться на шаг позади нового поколения, получившего профессиональ-ную подготовку в соответствии с новыми стандартами, энергичного, обладающего новыми идеями и готовностью согласиться, по крайней мере на первых порах, на значительно меньшую зарплату.

В результате доминирующими в общем фоне настроений становится депрессивные состояния, чувство усталости от надоевшей действительности, от которых человек либо прячется в мечтах, либо в реальных попытках «доказать свою молодость» через любовные интриги или взлет карьеры. В этот период человек пересматривает свою жизнь и задает себе вопрос, который иногда очень страшен, но всегда приносит облегчение: «Кто я, отдельно от своей биографии и ролей, которые я исполняю?» Если он открывает, что жил, формируя и укрепляя ложное «я» - тогда он открывает для себя возможность второго взросления. Этот кризис - возможность переопределения и переориентации личности, переходный ритуал между продолжением подросткового периода на стадии «первой взрослости» и неизбежным наступлением старости и близости смерти. Те, кто сознательно проходят через этот кризис, ощущают, что их жизнь стала более значимой.

Кризис «середины жизни» открывает перспективу обретения нового взгляда на свое «я», которая, правда, зачастую связана с весьма болезненными ощущениями.

Кризис начинается с давления со стороны бессознательного. Ощущение «я», приобретенное человеком в результате социализации, вместе с сформировавшимся у него восприятием и совокупностью комплексов, вместе с его защитами своего внутреннего ребенка, начинает скрипеть и скрежетать в борьбе самостью, которая ищет возможности для выражения. До осознания наступившего кризиса человек направляет свои усилия на преодоление, игнорирование или избежание воздействия глубинного давления (например, с помощью алкоголя).

Оказавшись на подходе к кризису среднего возраста, человек обладает реалистическим мышлением, он испытал столько разочарований и сердечной боли, что даже избегает проявлять крупицы своей подростковой психологии. Каждый человек в среднем возрасте становится свидетелем исчезновения своих проекций, окончания надежд и прекращения ожиданий; при этом он чувствует, что ему не хватает таланта, интеллекта и мужества. Исчезновение всех проекций приводит к ощущению предательства, неоправданных ожиданий, вакуума и потери смысла жизни. Тем не менее, психическая энергия, регрессивная в своем отношении к авторитету (родительская воля, родительские комплексы и социально-культурный конформизм), часто удерживает человека в сильной зависимости от этих комплексов и тем самым тормозит его личностное развитие, возможность стать индивидуальностью.

Ослабление проекций, а также исчезновение воплощенных в них надежд и ожиданий - еще один важный процесс на подступах к кризису «середины жизни». Наиболее распространенные и подвергающиеся в этот период пересмотру проекции - те, которые попадают на карьеру, а также в сферу супружеских и родительских отношений.

В это же время человек начинает осознавать, что с его телом происходят неизбежные физиологические изменения помимо его воли. Человек признает, что он смертен и ему обязательно придет конец, при этом он не сможет завершить все, чего так страстно желал и к чему стремился. Происходит крушение надежд, связанных с инфантильными представлении о своей будущей жизни (власти, богатстве, отношениями с окружающими). Именно поэтому в среднем возрасте часто распадаются браки.

Окончание доминирования эго, то есть конец иллюзий человека о том, что он знает, кто он такой, и в какой мере владеет ситуацией, неизбежно приводит к противоречию между персоной и тенью. Персона - это более или менее сознательная адаптация эго к условиям социальной жизни. Тень - часть личного бессознательного. К среднему возрасту в психике человека происходит вытеснение значительной части его личности. Способность к самообману постепенно истощается. Человек лишается ложных представлений о себе. Подобный пересмотр происходит и в сфере межличностных отношений, в особенности супружеских и родительских.

Отчетливо ощущается стресс в брачной жизни. Супруги, терпевшие друг друга ради детей или не обращавшие внимания на серьезные про-блемы во взаимоотношениях, зачастую больше не желают смягчать свои разногласия. Следует также учесть, что сексуальная близость к этому времени притупляется привычкой, ощутимым снижением физичес-кой формы, первыми симптомами ослабляющих организм болезней, наступлением климакса, глубоко сидящим гневом на партнера и неясным чувством чего-то упущенного в жизни. Количество разводов среди состоящих в браке 15 и более лет постепенно увеличивается. Велики социальные и психологические трудности, с которыми сталкиваются разведенные. К ним относятся преодоление чувства краха, последовав-шего за продолжительным периодом личностных трат на другого; ут-рата привычного образа жизни и вероятная потеря друзей и родствен-ников, сохранивших лояльность к ставшему чужим партнеру.

Мужчинам легче повторно вступить в брак, чем женщинам, и иног-да они женятся на женщинах значительно моложе себя. В силу соци-ального осуждения браков, в которых жена старше мужа, женщины обнаруживают, что группа подходящих по возрасту и свободных мужчин относительно невелика. Кроме того, общение и ухаживание особенно затруднительны, если в доме есть дети. Вновь образовавшиеся семьи сталкиваются с проблемами смешения детей от двух и более предыду-щих браков, распределения ролей приемных родителей и продолжаю-щегося влияния прежнего супруга. Если развода удается избежать и брачная жизнь сохраняется, то остается проблема старения. Перспектива многолетней зависимости продолжает тяготить, в то время как «пустое семейное гнездо» обещает новообретенную свободу.

Стрессы на этой почве в их совокупности приводят к психологической и эмоциональной напряженности.

В отношениях с родителями возникает потребность отделить себя от них, избавиться от родительских комплексов. Изменяется также отношение к деньгам и богатству. Для многих женщин экономическая свобода означает материальную поддержку, которую они не получали. Для многих мужчин материальное положение означает нескончаемые ограничения. Во время кризиса «середины жизни» происходит пересмотр и в этой сфере.

В протекании кризиса середины жизни у мужчин и женщин обнаружены некоторые различия. Показано, что у женщин стадии жизненного цикла в большей мере структурированы не хронологическим возрастом, а стадиями семейного цикла - брак, появление детей, оставление выросшими детьми родительской семьи.

Таким образом, в течение кризиса «середины жизни» возникает и затем возрастает необходимость поиска своего пути, но на этом пути возникают серьезные препятствия. Симптомы, характерные для кризиса, - скука, смена места работы и/или партнера, заметные проявления насилия, самоуничтожительные мысли и поступки, непостоянство в отношениях, депрессия, тревога и возрастающая навязчивость. За этими симптомами скрываются два факта: существование огромной внутренней силы, оказывающей очень сильное давление изнутри, и повторение прежних паттернов поведения, сдерживающих эти внутренние импульсы, однако при этом возрастает сопутствующая им тревога. Когда прежние стратегии все хуже и хуже помогают сдерживать возрастающее внутренне давление, появляется резкий кризис в самосознании и самоощущении.

Такие симптомы свидетельствуют о потребности человека существенно изменить свою жизнь. В качестве одного из путей выхода из кризиса выступает индивидуация. Это необходимость развития, позволяющая достичь максимально возможной полноты личности. «Сознательный процесс обособления, или индивидуации, необходим, чтобы подвести человека к осознанию, то есть возвысить его над состоянием идентификации с объектом» (цит. по: 7, стр. 115).

Пока сохраняется изначальная идентификация с внешним, объективным миром, человек ощущает себя отстраненным от субъективной реальности. Разумеется, человек всегда остается существом социальным, но сохраняя приверженность внешним отношениям с людьми, ему следует больше развивать свою личность. Чем более высокоорганизованной становится личность, тем больше она обогащает отношения с окружающими. «Так как человек - не просто отдельное, обособленное существо, а в силу самого своего существования предрасположен к общественным отношениям, процесс индивидуации должен его привести вовсе не к изоляции, а, наоборот, к расширению спектра социальных отношений» (там же). В этом заключается парадокс индивидуации. Человек больше всего отвечает интересам общества, если становится целостной личностью и привносит в него свою диалектику, необходимую для психологического здоровья любой социальной группы. Таким образом, стремление к индивидуации не является нарциссическим; это самый лучший способ приносить пользу обществу и поддерживать индивидуацию других людей.

Конфликт персоны с тенью - это необходимая часть корректировки, направленной на то, чтобы возвратить человека в состояние внутреннего равновесия. В результате индивидуации происходит интеграция внутренней истины, осознание «Я» настоящего. Это приводит и к изменению отношений с партнером по браку. В течение кризиса среднего возраста трансформация супружеских отношений проходит три необходимые стадии:

1) Супруги должны взять на себя ответственность за свой психологический комфорт.

2) Им следует согласиться на общее восприятие окружающего мира, не перекладывая на другого вину за свои травмы в прошлом и не возлагая на него ожиданий в будущем. Вместе с тем каждый из них должен стараться понять, как его воспринимает другой, не пытаясь защититься.

3) Они должны согласиться непрерывно участвовать в таком диалоге.

В отношениях с родителями возникает необходимость изучить свою историю и стать родителями самому себе. Индивидуация помогает выйти из кризиса путем отделения себя от всех ложных проекций в каких бы то ни было сферах. «Чем больше я о себе знаю, тем больше смогу реализовать себя в жизни, тем более многоцветной и многогранной станет моя личность и тем богаче будет мой жизненный опыт» (Холлис, 2002, стр.97).

в) Кризис старения и смерти

В преклонном возрасте (старости) человеку предстоит преодолеть три подкризиса. Первый из них заключается в переоценке собственного «Я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до ухода на пенсию остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает человеку возможность выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. В результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.

Бесспорно, проблема смерти является всевозрастной. Тем не менее именно для пожилых и престарелых она не представляется надуман-ной, преждевременной, трансформируясь в проблему естественной смерти. Для них вопрос об отношении к смерти переводится из под-текста в контекст самой жизни. Наступает время, когда в пространстве индивидуального бытия начинает отчетливо звучать напряженный диалог между жизнью и смертью, осознается трагизм временности.

Актуализация танатологических размышлений обусловлена не только патологическими изменениями, ведущими к ухудшению здо-ровья и повышению вероятности смерти, но и особенностями образа жизни старого человека. К последним можно отнести определенную монументальность внутренней субъективности, дистанцированность от сиюминутных социальных раздражителей, существенное ослабле-ние мотивов достижения успеха, комфорта, карьеры. Человек, освобо-дившийся от всего тривиального и поверхностного, может сконцент-рироваться на сфере глубинного и существенного.

Тем не менее старение, смертельные болезни и умирание воспри-нимаются не как составные части процесса жизни, а как полное пора-жение и болезненное непонимание ограниченности возможно-стей управлять природой. С точки зрения философии прагматизма, подчеркивающей значение достижений и успеха, умирающий являет-ся потерпевшим поражение.

Религия, способная быть значительной поддержкой для умирающе-го, в значительной степени утратила смысл для среднего человека. За-падные религии низведены до уровня формализованных обрядов и утра-тивших внутренний смысл церемоний. Взгляд на мир, выработанный наукой, базирующейся на материалистической философии, усиливает тяжесть положения умирающего. Ведь согласно такому подходу за пре-делами материального мира ничего не существует. Физическое уничто-жение тела и мозга есть необратимый конец человеческой жизни.

Сейчас наша социальная структура, равно как и философия, рели-гия и медицина почти ничего не могут предложить для облегчения душевных мук умирающего. Пожилые и престарелые люди, как прави-ло, опасаются не самой смерти, а возможности лишенного всякого смыс-ла чисто растительного существования, а также страданий и мучений, причиняемых болезнями. Можно констатировать наличие двух веду-щих установок в их отношении к смерти: во-первых, нежелание обре-менять своих близких, во-вторых, стремление избежать мучительных страданий. Поэтому многие, находясь в подобном положении, пере-живают глубокий и всеохватывающий кризис, затрагивающий одно-временно биологические, эмоциональные, философские и духовные стороны жизни.

Волна профессионального интереса к практическим и теоретичес-ким аспектам процесса умирания привела, в частности, к появлению научного труда Элизабет Кюблер-Росс «О смерти и умирании», выпол-ненного на факультете психопатологии университета Чикаго (см. Козлов, 2003). В этом труде содержатся многочисленные доказательства того, как часто люди, находящиеся на смертном одре, остро нуждаются в искренних челове-ческих контактах и психотерапевтической помощи. Она подчеркнула важность открытого и честного общения с умирающими, готовность последних обсуждать любые психологически близкие им темы. В ре-зультате подобного подхода они могут научить остающихся в живых важным вещам, относящимся не только к заключительным фазам жиз-ни, но и проблемам работы человеческого сознания, а также к некото-рым редким аспектам нашего существования вообще. Кроме того, дан-ный процесс обогатит его участников и, возможно, снизит уровень их тревоги относительно собственной смерти.

В связи с этим важным представляется осмысление социально-пси-хологических механизмов адаптации человека к феномену смерти. Речь идет и о системе психологической защиты, определенных моделях сим-волического бессмертия, и о социальной апробации смерти - культе предков, поминальных обрядах, похоронных и мемориальных службах и о просветительских программах пропедевтического характера, в кото-рых феномен смерти становится темой раздумий и духовных поисков.

Культура сопереживания смерти другого человека выступает неотъемлемой составляющей общей культуры как личности, так и об-щества в целом. При этом совершенно справедливо подчеркивается, что отношение к смерти служит эталоном, индикатором нравственно-го состояния общества, его цивилизованности. Важно создать не толь-ко условия для поддержания нормальной физиологической жизнеспо-собности, но и предпосылки для оптимальной жизнедеятельности, удовлетворить потребность пожилых и престарелых людей в знаниях, культуре, искусстве, литературе, часто выходящих за пределы досягае-мости для старших поколений.

На современном этапе кризисная ситуация для пожилых и престаре-лых людей обусловлена и усугубляется следующими обстоятельствами:

2. Экономический статус данной социальной группы чрезвычайно низок, происходит процесс обнищания.

3. Отсутствует продуманная система профессиональных маршрутов для лиц пенсионного возраста, сохранивших трудовую и соци-альную активность.

4. Состояние здоровья людей данной возрастной категории обычно хуже, чем у молодых членов общества. Наличие хронических болезней вынуждает их чаше обращаться к медицинской помощи, а это, соответственно, ведет к дополнительным расходам. Практи-чески отсутствует реабилитационная система.

5. Нарастающая новизна ситуации, постоянное возникновение но-вых, необычных реалий общественной жизни на финальном этапе
онтогенетического развития человека порождает чувство тревоги,
апокалиптические настроения, кризис социальной идентичности
у пожилых и престарелых.

6. Службы оказания социальной помощи находятся в зачаточном со-стоянии.

Итак, в данной работе были представлены особенности и характеристики индивидуальных и возрастных кризисов: их симптомы, психологическое содержание, динамика протекания, пути выхода их них. Также рассмотрены особенности каждого из возрастных кризисов взрослости.

Конечно, в этой сфере еще очень много направлений для дальнейших исследований. В частности, выход из кризисов представлен в самом общем виде. Конкретные методики и приемы мною не рассматривались. Пожалуй, надо исследовать влияние на кризисы различных факторов, таких, как личностные особенности субъекта или внешние условия протекания кризиса. Одна из важных сфер исследования - кризис внутри группы или кризис целой группы людей (например, семьи).

Проблема кризисов, и в особенности индивидуальных, - одна из мало разработанных, перспективных и актуальных проблем психологии.

Список использованной литературы.

1. Василюк Ф.Е. Психология переживания. Москва, Издательство Московского университета, 1984, 200с.

2. Козлов В.В. Работа с кризисной личностью. Москва, Издательство Института Психотерапии, 2003, 300с.

3. Крайг Г., Бокум Д. Психология развития. Санкт-Петербург, Питер, 2004, 940с.

4. Малкина-Пых И.Г. Возрастные кризисы. Справочник практического психолога. Москва, Эксмо, 2004, 895с.

5. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов: учебное пособие для студентов педагогических вузов. Москва, Академия, 2000, 180с.

6. Франкл В. Человек в поисках смысла. Москва, Прогресс, 1990, 360с.

7. Холлис Д. Перевал в середине пути: кризис среднего возраста. Москва, Инфра-М, 2002, 140с.

Array

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5